Сказания про апелляцию

Знакомясь с публикациями и комментариями по поводу удовлетворения исковых требований бывших акционеров ЮКОСа о взыскании справедливой компенсации с Российской Федерации на ошеломляющую сумму в 50 млрд. долларов, возникает ряд вопросов о проведении самой процедуры судебного разбирательства.

В обсуждениях рефреном звучит, что решение еще не вступило в законную силу и юристы готовят апелляционную жалобу. Информационные издания также подтверждают эту версию. Такое освещение событий не может не вызвать интерес, поскольку стадии апелляционного обжалования решений Третейского суда в Гааге не предусмотрено.

Как, впрочем и кассационного и любого другого. Вышестоящей инстанции у Третейского суда попросту не имеется.

Все решения окончательны и не подлежат обжалованию. Если одна из сторон оспаривает его смысл или объем, единственная возможность, которая у нее имеется, состоит в том, что она должна обратиться с просьбой о толковании или изменении решения. Однако в последнем случае вопрос должен касаться обстоятельств, которые Суду или стороне, обращающейся с просьбой о пересмотре решения, не были ранее известны и которые, кроме того, оказали бы решающее влияние на исход дела.

Согласитесь, это резко сужает шансы на возможность изменить решение. Других же возможностей не предусмотрено.

Также, любопытно слышать о том, что РФ не признает решение суда, поскольку не была подписана Энергетическая хартия и Россия неподсудна по данному делу.

Все правильно, но зачем было участвовать и выбирать арбитра? Согласно процедуре Третейского суда в Гааге, решение Суда является обязательным для соответствующих сторон. Этот принцип применяется по отношению ко всем решениям, независимо от того, вынесены ли они Судом полного состава или камерой. В статье 94 Устава Организации Объединенных Наций предусматривается, что «каждый член Организации обязуется выполнить решение Суда по тому делу, в котором он является стороной». Решению придана легитимность уже в силу только лишь участия стороны в заседаниях.

Вообще, для большинства читателей новостей, представляется очевидным, что причиной внезапного разрешения судебного дела, длившегося с 2005 года, является санкционная политика США в отношении России. Что же, вполне возможно, —  «закон, что дышло», как говорят в Гааге. Тем более, имеется весомый повод для внезапного обострения неприязни к ответчику – катастрофы Боинга с доброй половиной пассажиров из Нидерландов.

Руководствуясь этим посылом и знакомясь с историей вопроса, представляются интересными отдельные нюансы подготовки к самому судебному процессу, имевшему начало еще в 2005 году.

По общему правилу, выходя в процесс, ответчик, действуя благоразумно и в своих интересах, тщательно выбирает своего представителя. Причем представитель должен обладать как минимум двумя качествами – профессионализмом, и, самое главное, порядочностью в отношении доверителя. Он должен пользоваться определенным доверием стороны по делу и быть ей подотчетным. Представляется очевидным, что в случае, когда стороной по делу является государство, было бы целесообразно иметь судебных представителей, состоящих на службе у этого самого государства. Тем более, что у нас никогда не было недостатка в профессиональных юристах-международниках и военных переводчиках.

Тем не менее, интересы России в судебном деле представляли не государевы люди, но, без сомения, высокопрофессиональные юристы, однако, почему-то, американской юридической фирмы Cleary Gottlieb Steen & Hamilton LLC. Как указано на сайте уважаемой фирмы, «…с 1991 г. фирма выполняет разнообразную работу по поручению российского правительства…». Излише упоминать, что гонорары у юристов, а их в деле более десятка, запредельно миллионные.

Любопытно, что в 2009 году было издано Распоряжение Правительства РФ № 1775-р от 24 ноября 2009 г., согласно которому, юридическая компания Cleary Gottlieb Steen & Hamilton LLC определена единственным поставщиком юридических услуг по представлению интересов Российской Федерации в судебных разбирательствах, производство по которым начато, судебных разбирательствах, касающихся ответственности Российской Федерации по обязательствам государств-предшественников, а также консультационных услуг, в том числе в рамках досудебного урегулирования, по вопросам финансовых претензий к Российской Федерации, связанных с обязательствами государств-предшественников. Минфину России было предписано обеспечить урегулирование задолженности, возникшей в связи с оказанием компанией услуг в 2007 — 2008 годах.

В этом контексте интересно следующее обстоятельство.

Дело началось в 2005 году с подачи иска против РФ акционерами ЮКОСа. В 2005 году ряд деятелей ЮКОСа уже давно отбывал наказание, а в 2006 году был арестован исполнительный вице-президент Юкоса – Василий Алексанян – юрист высочайшего класса. До ЮКОСа работал в известных западных юридических фирмах. В частности, в период с 1992 по 1994 год, в юридической фирме Cleary Gottlieb Steen & Hamilton LLC – в фирме, которая является представителем России в суде по делу против ЮКОС.

Этот факт может быть ни о чем и не говорит, но некий диссонанс привносит.

Также представляется странным распоряжение правом стороны правом на выбор арбитра. В судебном разбирательстве в Гааге каждая сторона вправе выбрать одного из трех арбитров по судебному делу. Каким соображениями тут руководствоваться сразу не сообразишь, но любопытно хотя бы понять логику в данном случае. Российская сторона выбирает арбитром бывшего юридического советника американского Госдепартамента С. Швебеля, проголосовавшего, в результате, в пользу ЮКОСа.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.

Copyright © 2019 Юридическая практика адвоката Горбацевича А.С.. Icons by Designed by Woo Themes

Review www.gorbatsevich.ru on alexa.com